ГНЕЗДО – блог о дизайне интерьеров

Архитектура будущего

Архитектура будущего

Архитектура обладает важным свойством — считываемостью. Она олицетворяет время, развитие общества, наши стремления и мечты. Создается людьми и для людей. Архитектура позволяет ощутить множество культурных особенностей различных стран, народов, витиеватость истории. Знакомимся: архитектура будущего Захи Хадид.

Архитектура будущего

Любое событие накладывает отпечаток на архитектуру. Но иногда она уходит далеко вперед, отражая футуристические мечтания, опережающие время. Эта архитектура ждет своего часа на бумаге десятилетия, прежде чем обрести форму и переродиться из идеи в здание. Так и произошло с идеями самой влиятельной женщины в мире архитектуры — Захи Хадид. Ее идеи домов будущего распространились по всему миру, вдохновляя и поражая фантазии миллионов людей.

Архитектура будущего

Клуб досуга «Пик» (The Peak Leisure Club), Гонконг. Конкурсный проект, первая премия (1982—1983)

«Бумажный» архитектор

Получив математическое образование в Американском университете Бейрута (Ливан), Заха Хадид переезжает в Лондон — учится в архитектурной школе. Ее наставник — великий голландский архитектор Рем Колхас. Заметив талантливую студентку, Колхас приглашает Хадид сразу же после окончания школы стать партнером архитектурного бюро OMA. Там Заха проработает три года и уйдет прокладывать авторский путь.

Архитектурное бюро OMA Рема Колхаса. Обложка первого издания художественного журнала Viz (1978)

Архитектурное бюро OMA Рема Колхаса. Обложка первого издания художественного журнала Viz (1978)

В 1980 году Хадид создает архитектурное бюро, но карьера не сразу стремительно идет вверх. Проекты выигрывают конкурсы, но сталкиваются с проблемами, начиная от невозможности реализации идей технологически и заканчивая политическими или экономическими сложностями.

Проект оперного театра залива Кардифф (Cardiff Bay Opera House, 1994) трижды выигрывал конкурс на строительство, но в итоге был отклонен из-за конфликта с заказчиком, который скептически воспринимал дизайн Хадид

Проект оперного театра залива Кардифф (Cardiff Bay Opera House, 1994) трижды выигрывал конкурс на строительство, но в итоге был отклонен из-за конфликта с заказчиком, который скептически воспринимал дизайн Хадид

Начало успеха

Первое здание удалось построить в 1993 году — маленькую пожарную часть для мебельной компании Vitra, напоминающую бомбардировщик Stealths. Летящие козырьки-крылья напоминают павильон в стиле советских авангардистов 1920-х годов.

Пожарная часть компании — производителя дизайнерской мебели Vitra. Вайль-на-Рейне, Германия (1994)

Пожарная часть компании — производителя дизайнерской мебели Vitra. Вайль-на-Рейне, Германия (1994)

Следующий реализованный проект — жилой комплекс Spittelau Viaducts в Вене (1994-2005). Дом напичкан интересными решениями: сквозь него идет эстакада с пешеходной дорожкой, а под ним по всей длине здания расположена линия метрополитена, выходящая на поверхность земли из-под здания.

Жилой комплекс Spittelau Viaducts. Вена, Австрия (1994—2005)

Жилой комплекс Spittelau Viaducts. Вена, Австрия (1994—2005)

Другой проект стал символом современности и благополучия Арабских Эмиратов — мост Шейха Зайда, первого президента ОАЭ, который правил страной 38 лет — с 1971 года. Дизайн моста Хадид создала под вдохновением от песчаных дюн Арабских Эмиратов.

Мост Шейха Зайда. Абу-Даби, ОАЭ (1997—2010)

Мост Шейха Зайда. Абу-Даби, ОАЭ (1997—2010)

Длина моста — 842 метра, высота — 60 метров, пропускная способность — 60 тысяч автомобилей в час. Мост прочный и способен выдержать порывы ветра со скоростью 160 километров в час.

На стыке тысячелетий Заха Хадид получает все больше заказов: реализованы проект автостоянки и вокзала в Страсбурге, трамплин «Бергизель» в австрийском Инсбруке, входящем в олимпийскую арену. На строительство трамплина ушло 15 месяцев и 15 миллионов евро. За эту работу Заха Хадид получила австрийскую государственную архитектурную премию.

Вокзал Hoenheim-North и паркинг. Страсбург, Франция (1998—2001)

Вокзал Hoenheim-North и паркинг. Страсбург, Франция (1998—2001)

Лыжный трамплин Bergisel. Инсбрук, Австрия (1999—2002)

Лыжный трамплин Bergisel. Инсбрук, Австрия (1999—2002)

Первая женщина-архитектор в истории

Перед тем как Хадид получила премию Притцкера, у нее был реализован лишь один масштабный проект — Центр современного искусства Розенталя в провинциальном Цинциннати. Начало строительства этого центра стало поворотным моментом в карьере Хадид и первым проектом в США.

Центр современного искусства Розенталя в Цинциннати. Огайо, США (1997—2003)

Центр современного искусства Розенталя в Цинциннати. Огайо, США (1997—2003)

Стеклянный фасад первого этажа здания заманивает заглянуть внутрь, а бетонный пол холла стирает границу между тротуаром и закрытым помещением. «Урбанистический ковер» — так Хадид назовет концепт здания, который вовлекает каждого посетителя в игру лестниц, ярусов и пандусов. В этом помещении ощущение пространства иное, из-за необычности сложно понять, где пол, потолок и стены.

Витиеватые лестницы Центра современных искусств Розенталя

Витиеватые лестницы Центра современных искусств Розенталя

Этот «урбанистический ковер» стал для Хадид пропуском на «красную ковровую дорожку» современной архитектуры, превратив ее в самого востребованного архитектора мира. В 2004 году Заха стала первой женщиной, получившей Притцкеровскую архитектурную премию. После этого ее архитектурное бюро Zaha Hadid Architects было обеспечено заказами на пятнадцать лет вперед. Уже через десять лет на Хадид будет работать штат из 500 архитекторов, который реализовывает проекты в 44 странах мира.

От деконструктивизма к параметризму

Говоря о своем стиле, Заха Хадид отмечала, что ощущала тяжеловесность традиционных зданий. Монолитность и «геометризм» их облика вызывал у нее протест. Она старалась создать естественные плавные линии, повторяющие природные силуэты. Каждый проект рассматривала индивидуально, учитывая особенность пейзажа и ландшафта.

«Взгляд на Мадрид». Рисунок Захи Хадид (1992)

«Взгляд на Мадрид». Рисунок Захи Хадид (1992)

Если работы до 2000-х относились к деконструктивизму, то позже здания получили плавные гибкие формы, дизайн которых просчитывается на компьютере, словно сложное уравнение, связывающее части здания. За эту часть работы отвечал соавтор Хадид и директор бюро Патрик Шумахер, главный теоретик параметрической архитектуры. Внедрение технологий внедрили в жизнь проекты, которые пылились на полках. Так появилась цифровая архитектура, тесно связанная с программированием, где формообразование зависит от математических алгоритмов и формул, автоматически преобразует объем, делая его технически и экономически выполнимым.

Эскиз Центра Гейдара Алиева в Баку

Эскиз Центра Гейдара Алиева в Баку

Теперь архитектура Хадид становится сложным математическим уравнением, создающим идеальные формы и изгибы. Функциональность творений ставится под сомнение, но сами здания и его элементы живут своей жизнью, создавая самобытное пространство. Практическая сторона отходит на второй план, дизайн и сама архитектура выступает во главе всего, на правах неприкосновенной идеи.

Такой подход к работе создает «идеальное» здание, без изъянов и недочетов. Но только внешне. Спустя пару лет это направление становится настолько популярным, что скопировать и растиражировать его не представляет никакого труда. Постепенно такая архитектура превратилась в слишком предсказуемую и обыденную.

Путь наверх — «антигравитационная» архитектура

В 2010 и 2011 годах Хадид стала дважды подряд обладательницей престижной британской премии Стерлинга за здания Национального музея искусств XXI века в Риме и средней школы Evelyn Grace Academy в Лондоне.

Центр водных видов спорта в Лондоне

Проект, построенный специально для Олимпийских игр, стал самым популярным творением Хадид. Но главное очарование этого сооружения не в дизайне, а в его возможностях. Во время Олимпиады-2012 оно было ареной, вмещающей 17 500 зрителей, с тремя бассейнами; после нее превратилось в компактное строение для легкоатлетических соревнований вместимостью до 2500 человек.

zh_13

zh_14

Архитектура будущего: Олимпийский комплекс для водных видов спорта, Лондон, Великобритания (2005—2010)

Технологии зданий-трансформеров дорогостоящи, но в случае с олимпийскими объектами такие затраты разумны. Строительство олимпийских объектов редко окупается, а срок эксплуатации часто не превышает продолжительность соревнований. Но этот центр стал исключением из правил и будет использоваться еще много лет.

Схема трансформации центра после Олимпийских игр — 2012 в Лондоне

Схема трансформации центра после Олимпийских игр — 2012 в Лондоне

Культурный центр Гейдара Алиева в Баку

Культурный центр Гейдара Алиева. Баку, Азербайджан (2007—2012)

Культурный центр Гейдара Алиева. Баку, Азербайджан (2007—2012)

Строительство этого центра повысило привлекательность Баку для туристов. Центр получил премию Design of the Year — 2014 в категории «Архитектура». При строительстве здания использовалось максимально возможное количество стекла, отчего уменьшилась необходимость в искусственном освещении.

Проект культурного центра Гейдара Алиева

Проект культурного центра Гейдара Алиева

В залитых солнцем пространствах культурного центра располагается музей Гейдара Алиева, выставочные залы, аудиториум, административные офисы, ресторан и кафе.

Фасады, сечения и форма кровли-обертки

Фасады, сечения и форма кровли-обертки

Вместо заключения. Критика архитектуры Хадид

Последние годы карьеры Хадид переполнены скандалами и спорами о полезности и гуманности архитектуры. Ее ругают за то, что пространство в зданиях используется неэффективно. Например, первое построенное здание оказалось непригодным для эксплуатации по назначению, поэтому превратилось в выставочный павильон. Помимо этого, проекты дорогие в постройке и поддержании. Критиковали даже тот факт, что Хадид строила здания преимущественно в Китае и в нефтяных деспотиях Ближнего Востока, где не соблюдаются права человека.

Многофункциональный комплекс Galaxy SOHO. Пекин, Китай (2008—2012)

Архитектура будущего: Многофункциональный комплекс Galaxy SOHO. Пекин, Китай (2008—2012)

Проект торгово-развлекательного комплекса Galaxy SOHO в Пекине получил награду Королевского института британских архитекторов, но вызвал возмущение местных жителей: исторический центр из-за постройки был разрушен.

Другой проект Хадид для Олимпийских игр 2020 года в Токио некоторые называют «велосипедный шлем, который плюхнулся на японскую столицу с небес».

Проект Национального стадиона к Олимпиаде 2020 года. Токио, Япония

Архитектура будущего: Проект Национального стадиона к Олимпиаде 2020 года. Токио, Япония

Стадион «Аль-Вакра» для чемпионата мира по футболу — 2022. Катар (2013 — не достроен)

Архитектура будущего: Стадион «Аль-Вакра» для чемпионата мира по футболу — 2022. Катар (2013 — не достроен)

Точкой кипения для Хадид становится гибель рабочего на строительстве стадиона в Катаре. Архитектора обвинили в том, что она ответственна за этот случай. На что Хадид и Шумахер заявили, что архитектор должен хорошо выполнять свою работу и не думать о социальной справедливости. Их пространства меняют коммуникацию между людьми, именно здания помогут обществу в будущем стать прогрессивнее и гуманнее. А за само строительство (и в том числе за технику безопасности) отвечают компании, которые выполняют заказ.

Солнечный музей Гейдара Алиева

Архитектура будущего: Солнечный музей Гейдара Алиева

В конце 2015 года Заха Хадид попала в список 100 самых влиятельных людей в художественном мире по версии ресурса artnet.com, а журнал Wired включил ее в число 100 мировых лидеров идей. В феврале 2016 года она стала первой женщиной, удостоившейся золотой медали Королевского института британских архитекторов (RIBA), высочайшей национальной награды. Противоречивая легенда современной архитектуры скончалась от сердечного приступа в Майами 31 марта 2016 года.

Источник: geektimes

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Новые статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: